Reset. Работы из коллекции Маркса

image0021.jpg

23 ноября 2007 – 17 августа 2008
Официальный сайт

Английское слово «Reset», использованное в заголовке этой выставки, не отсылает ни к какому подтексту. Летом 2007 г. представленная здесь коллекция Эриха Маркса гостила в Баден-Бадене. В ноябре вернулась обратно: «reset» означает не что иное, как ее возвращение на место постоянной прописки, в берлинский Музей современного искусства Hamburger Bahnhof (Об истории коллекции и обстоятельствах, предшествующих ее размещению в этом музее см. текст каталога в файле: 5_каталог_первый текст).

Хотя местом этой самой постоянной прописки коллекции Маркса Hamburger Bahnhof стал немногим более 10 лет назад (в 1996 г.), ее возвращение в музей было воспринято организаторами как повод для поиска нового решения для ее презентации. В этом своем новом решении они реализовали идею, весьма показательную для последних немецких выставок подобного рода, т.е. для выставок, реактуализирующих постоянную экспозицию музея: представленные здесь экспонаты организаторы попытались «вовлечь в диалог» с художественными произведениями других эпох. (Благо, что берлинская Новая национальная галерея, частью которого является Музей современного искусства Hamburger Bahnhof, имеет для этого достаточно возможностей!)

Так, Femme dans un fauteuil Роя Лихтенштейна была сопоставлена на выставке с ее прообразом: картиной Пикассо Tete de femme au chapeau

image0033.jpg

Громадная скульптурная работа «Перепись населения» Ансельма Кифера оказалась рядом с «Меланхолией» Дюрера (поводом для объединения послужил использованный и там, и здесь полиэдр)

image0071.jpg

image0092.jpg

Уорхолловская сериография Мерелин Монро, часто именуемая «иконой» ХХ века, должна была, по замыслу устроителей, вступить в диалог с румынской иконой святого Николая (румынская икона здесь – дань происхождению художника). А «Натюрморт» Иоанна-Вильгельма Прейера – с «Cremaster I Choreography of Goodyear» Мэтью Барни

image0132.jpg

Никаких изменений не претерпел лишь зал с работами Сая Туомбли: экскурсовод, представлявший «Reset» во время 22-й берлинской «Ночи музеев» (экскурсии тогда проводились каждый час, между 18.30 и 01.30) объяснил это обстоятельство тем, что работы Туомбли были слишком важны для коллекционера; в новой презентации коллекции он решил сохранить удавшийся вариант презентации старой.

С точки зрения оформления эта выставка оказалась наиболее интересной из всех, что мне удалось посетить в период между январем и мартом 2008 г. Прямо на стены небольшого фойе были нанесены (именно нанесены, а не вывешены) фотографии художников, представленных в коллекции Макса, краткая информация о них, а также короткие фразы из их собственных текстов - «крылатые выражения», предлагающие своеобразный ключ к пониманию их творчества (и то, и другое, на английском и немецком языках; (Те же тексты были опубликованы и на последних страницах каталога).

image0152.jpg

image0171.jpg

image0191.jpg

В центре фойе располагались носители информации другого рода: книги и каталоги различных выставок, на всякий случай «прикованные» к столам, а также телевизоры, репродуцирующие фильмы о представленных художниках и коллекции в целом.

image0212.jpg

image0232.jpg

Помимо того, информационные тексты на планшетах (естественно, на немецком и английском языках) были развешены и в залах возле соответствующих работ.

image025.jpg

Небольшой каталог, в котором организаторы имитировали тип так называемой «французской брошюры», не сообщал о программе сопроводительных мероприятий, подготовленных специально для этой выставки: «музеальная педагогика» в данном случае ограничивалась часовыми публичными экскурсиями, которые в Hamburger Bahnhofе организуются два раза в неделю, по воскресеньям (14.00) и четвергам (16.30).

image027.jpg

Между тем, во время одного из посещений музея мне довелось наблюдать, как здесь проводился урок рисования: в зале с работами Уорхола дети, устроившись на специальных подушках прямо на полу, рисовали что-то свое, периодически поглядывая на висящие вокруг оригиналы. То, что у них из этого выходило, не вызывало особого энтузиазма. Важным, однако, было то, что они рисуют именно в музее, т.е. в непосредственном окружении оригиналов, и что в их постижении изобразительного искусства принимают участие не только глаз и голова, но и творящая – пусть совершенно примитивно – рука.

image029.jpg

Одним из мероприятий 22-й берлинской Ночи музеев, которая – среди прочих – застала в Hamburger Bahnhof выставку «Reset» – был так называемый «Amorses Aktiv Plus», - перфоманс, анонс которого звучал весьма многообещающе: «Интерактивный перфоманс с участием публики. Посетители будут сгибать и плести пороховые заряды, - пистоны для игрушечных пистолетов. Эти «косички» будут объединены друг с другом в целостную форму – разрушительно и надежно: коллективное переживание в реальном времени!»

Действительно, зрителям, собравшимся в назначенное время в фойе музея, было предложено сплести специальные косички из полос, наполненных взрывчатым веществом.

image031.jpg

Готовые косички попадали на сортировку молодому человеку, облаченному в огнестойкие доспехи: неудавшиеся экземпляры он словами «не взорвется» откладывал в сторону), удавшиеся - соединял особым образом в некое шарообразное подобие бомбы.

image033.jpg

Когда все было готово, эту «бомбу» закрепили на вершине огромного треножника, установленного во дворе музея; расставленные рядом большие прожектора должны были проецировать зрелище взрывы на его стены.

image035.jpg

image037.jpg

Окружив треножник плотным кольцом, зрители, а точнее соучастники происходящего, с нетерпением ожидали развязки. Но, упав с десятиметровой высоты, «бомба» – вопреки строгому контролю составляющих ее косичек - все таки не взорвалась, так что человеку в доспехах пришлось поставить финальную точку, стукнув по ней молотком.

Разочарованные увиденным, мои друзья сердились: «Студенческие забавы». Я не возражала, но на следующий день вдруг задумалась о том, почему же эта бомба все-таки не взорвалась, а также – о свойствах вещества, благодаря которому она должна была взорваться. И тут я поняла, что эти «студенческие забавы» не даром были организованы именно в музее современного искусства. Ибо последнее зачастую также стремится к тому, чтобы превратить зрителя из «пассивного созерцателя» в «активного соучастника» (цитирую Виктора Вазарели), а также пытается сформировать у зрителя рефлексивное отношение к этому самому процессу, соучастником которого он является, а тем самым – и к самому себе.
А еще я подумала тогда о том, что эти «забавы» имеют куда большее право именоваться понятием «культура», чем бесконечные салюты и фейерверки, которые по поводу и без повода организовываются в моем родном городе Киеве: будучи ориентированными на зевак, пассивно потребляющих готовых продукт, последние подспудно способствуют превращению публики в толпу, жаждущую хлеба и зрелищ.

Алла Вайсбанд

DLE 9.6 DLE   UCOZ  joomla!