Детское. Скрытое

Куратор - Алла Шарко
21–27 сентября 2013
Мемориальный музей-мастерская З.И. Азгура

Детское.Скрытое

Хуан де Ньевес:

Это артистический проект, и он работает с социальными рамками. Дети, как тема для кураторского высказывания, имеют очень сильный потенциал. Ценный и важный момент проекта здесь для меня – это идея процесса. Очевидно, что кураторы продолжительно работали с детьми, а то, что мы наблюдаем сегодня – это  результат кураторского исследования. Некоторые зрители могут сказать, что это инсталляция, но это не так – это результат процесса, который соответствует форме, продиктованной  данным изолированным пространством.

И выбор этого очень конкретного музея, этой очень конкретной комнаты крайне важен. Кураторы выставки работают с так называемой неинтеллектуальной нишей общества – там, где находятся дети, у которых нет социальных привилегий. Сильное впечатление остается от всех этих «умов», бюстов поэтов и политиков, которые репрезентируют мир взрослых, или, мир идеологии. А в это время дети репрезентируют мир свободы.

Кураторы выставки нарочито создают свое высказывание в  очень изолированном пространстве, без всякого рода продолжения – вот почему пространство экспозиции обрамлено серебристой пленкой, в нем нет света, зритель поставлен в обстоятельства, где ему необходимо искать произведения детей.  На мой взгляд, высказывание кураторов достаточно критическое в отношении культурной и политической системы.
 

Моника Шевчик:

IMG 5270

В выставке "Детское. Скрытое" я вижу  сразу несколько проблемных моментов. 

В первую очередь, мне немного  некомфортно находиться в этой капсуле. Интересно, что случилось бы с проектом, если бы он экспонировался в белом кубе галереи, пространстве без скульптур? Что произошло бы с выставкой? Выстроили бы кураторы и там эту стену с декорациями? Конечно же, здесь в контексте социализма стена эта уместна.

Вы знаете, иногда малое значит большое – и для меня это важно. А здесь, к сожалению, у меня не было возможности для собственного исследования и внедрения в проблему, так как все подано зрителю на блюдечке с рекомендацией, как употребить содержимое.

В тоже время здесь много интересного. Например, здесь можно найти много связей и перекличек с Венецианской Биеннале и Биеннале в Сан-Пауло в прошлом году. Это, должна сказать, может быть как плюсом, так и минусом.  Опять же таки все это интересно, но для меня это чересчур.

Также мне не понравилась первая часть с детьми, когда они выходили, как актеры в театре… все было так искусственно! Не исключаю, что моя реакция продиктована первым впечатлением: когда я вошла в данное пространство со скульптурами, первая идея, которая пришла ко мне в голову, это организовать некоторый диалог между скульптурами и кураторским проектом. Поставить в центр обсуждения что-то, что дискутирует со скульптурами. Но то, что мы увидели, - это не дискуссия, это изолированная комната. С другой стороны, мое впечатление в отношении того, чтобы здесь сделала я, второстепенно. Важно, что сделали кураторы.

P9280955 1

Я должна сказать, что я не рассматриваю ни один из этих проектов как идеальный. Но в каждом из них  я могу увидеть перспективу для роста: очень важно видеть, куда дальше будут двигаться кураторы, если они будут продолжать развиваться в данной профессии. Я считаю, что всем им необходимо знать, что они пока только на первой ступени своей карьеры – и им надо работать много и усердно: в первую очередь, смотреть, что делают другие люди в это самое время. Так как коннотация с Венецианской Биеналле может стать и негативной. Другая проблема – это то, что никто из них не говорит по-английски. Без языка очень трудно развиваться и преуспевать в этой профессии. Мне очень интересно, что эти кураторы хотят делать дальше:  данный конкурс - это только помощь им в начинании, дальше дело за ними. Сегодня очень много возможностей для общения и коммуникации: Интернет, много разных ситуаций, где встречаются люди… и в них умение налаживать коммуникацию - принципиально важное качество в достижении успеха! 

DLE 9.6 DLE   UCOZ  joomla!