Архивы

Онтология трагичной любви

88

Онтология трагичной любви

Куратор: Оксана Жгировская
Художник: Василий Почицкий
Фотохудожник: Кристина Захарова (Motornina)

 

Концепция проекта

 

Основополагающим в проекте является представление о теме трагичной любви, как о развивающемся сценарии, который в различные исторические моменты реализуется по-разному, но, тем не менее, всегда узнаваем.

Для раскрытия данной темы, рассматриваются сценарий и образы трагичной любви в искусстве, литературе, кино, театре и в повседневной жизни, с последующей постановкой вопросов: почему они возникли сценарий и образы трагичной любви? Как развивался трагичный сценарий любви и актуален ли он сейчас? Какие возможны сценарии развития любовных отношений в современном мире? Является ли смерть логическим завершением любовного процесса?

Проект реализуется выставкой, в которой принимают участие известный белорусский художник, перформер и музыкант Василий Почицкий, и молодой фотохудожник Кристина Захарова(motornina), ироничные работы, которых являются их собственными размышлениями и интерпретациями на данную тему.

Актуальность проекта

 

Тема, заявленная в концепции проекта, остается актуальной на протяжении нескольких веков, и в западноевропейской культуре широко была представлена в различных формах искусства. Ретроспективная трансляция темы трагичной любви в искусстве и в повседневном мире, никогда не звучала на белорусских экспозициях. Особенной является и форма подачи материала, иронично гротескная, китчевая, она является своеобразным взглядом белорусских художников.

Помимо этого, данный проект ставит перед собой задачу социального плана. Действительно, в связи с возрастающим интересом к современному искусству Беларуси у соотечественников, существует необходимость донести белорусскому зрителю информации о процессах, происходящих в художественной сфере.

 

Контекст – место проекта в контексте белорусского и европейского искусства

 

Данная экспозиция поддерживает одну из главных тем в современном обществе и искусстве, это любовь и смерть. Белорусские художники предлагают присоединить к череде таких образов и имен, как Ромео и Джульетта, Тристан и Изольда, Антоний и Клеопатра, Отелло и Дездемона, Кармен и Анна Каренина, Сид Вишес и Нэнси, Чистяков и Ирины Линник, своих героев, и свои интерпретации на уже существующую тему.
Работы художников демонстрируют трагичный сценарий любви обычного, «маленького человека» в обществе, а также интерпретацию любовных отношений некоторых известных личностей и литературных персонажей. Визуальная онтология развития образов трагичной любви впервые будет представлена на белорусской арт-сцене. Новым является в том числе и то, что произведения художника и фотохудожника, которые планируются быть показаны публике, до этого никогда не выставлялись в Минске. И более того, В. Почицкий специально для данной выставки создает целый ряд новых работ.

 

Мотивация, обоснование выбора темы

Отношения между полами в различные исторические эпохи имели свои собственные сценарии развития, они определялись культурным, социально-экономическим и политическим контекстом самого времени и страны, в которой они реализовывались. Неоспорим тот факт, что социокультурные изменения и искусство взаимообусловлены. Будучи динамичным явлением, искусство в большей или меньшей степени отражает, а порой и предвосхищает процессы, происходящие в обществе, это дает нам возможность наблюдать через литературу и искусство различные модели и сценарии развития взаимоотношений между полами.

 

Тема трагичной любви, человеческих страстей уже рассматривалась в античном искусстве. В нем смерть, в любовных отношениях рассматривалась в понятиях «рока», это был сценарий предопределенности и наказания. История средневекового рыцарского романа, Тристана и Изольды, уже предлагает нам иной угол зрения, это не просто любовный треугольник, а уже конфликт между чувством любящих и общественно-моральными нормами эпохи, чувством долга и ответственности. Эту тему средневекового романа подхватывает эпоха Возрождения, и, будучи временем уже более освобожденным от церковных взглядов, развивает ее.

Так в 16 веке литература предлагает нам, иной сценарий развития взаимоотношения полов. Шекспир был первым, в широком смысле, художником, который в своих трагедиях продемонстрировал взаимоотношения полов во взаимосвязи с социальными предпочтениями и программами. Он показал конфликт, общество и человек. В своих любовных трагедиях («Антоний и Клеопатра», «Ромео и Джульетта») через тему любви и смерти, он демонстрирует смерть, как единственно возможный выход героев, как форму последней реализации их любви, т.к. среда, в которой живут его персонажи, не предоставляет им иного выбора. То есть смерть в его пьесах не демонстрируется, как наказание за грехи героев, это также не «рок», как в античной трагедии, это логическая схема развития процесса любви, в агрессивной социальной среде.

В конце 18 века нарастает увлечение романтикой средневековья в музыке и искусстве. И, конечно, сюжет трагичной любви пьес Шекспира пробуждает воображение поэтов, музыкантов и живописцев, вызывая своего рода соревнование в их творчестве. Создаётся череда художественных произведений, посвящённых трагическим шекспировским героям.
Тенденция реализации трагичного сценария любви мы до сих пор наблюдаем в современном искусстве, множественные интерпретации классических романов, известных историй, где смерть является не наказанием, а заключительным действием любви.

Трагичная любовь и трагичные образы стали настолько популярны, что некоторые имена стали нарицательными, а сама тема активно эксплуатируется массовой культурой, и воспринимается уже чем-то самим собой разумеющимся и даже необходимым. Более того, некоторые реальные истории, и участники этих событий становятся культовыми. Тема все чаше транслируется в форме китча, с преувеличенной сентиментальностью или мелодраматичностью, превращаясь в некую игру, не имеющей ничего общего с реальностью. В результате, зритель находится в положении отстранения, и не задается вопросом, например при просмотре постановки Тарантино, о количестве жертв, и шлейфа смертей, которые оставляют за собой герои? Он сопереживает им, и хочет «хеппи-энда». Мы не спрашиваем, почему значимые современные личности, особенно в музыкальном мире «воплощают» «шекспировский сценарий» в реальность, Сид Вишес и Нэнси, Чистяков и Ирины Линник, был ли возможен другой финал их взаимоотношений?

Таким образом, актуальность темы трагичной любви в искусстве, и смерти, как ее логического финала любви, натолкнули белорусских художников составить визуальную онтологию трагичной любви, выполненную в китчевой манере.

Подробнее о проекте >>>

DLE 9.6 DLE   UCOZ  joomla!